Артем Валерьевич ВИЧКАПОВ


врач-психотерапевт,
кандидат медицинских наук, когнитивно-поведенческий терапевт, действительный член ОППЛ, психиатр-психотерапевт высшей категории
   Внимательный подход к Вашим тревогам!


                          тел: +7 (926) 081-68-94

                          dr.vichkapov@gmail.com

                      ежедневно, с 12.00 до 23.00

ОБСЕССИВНО-КОМПУЛЬСИВНОЕ РАССТРОЙСТВО

Лечение навязчивых страхов. Обсессивно-компульсивное расстройство. Механизм развития, психотерапия ОКР.


Эта статья написана для тех, кто ищет помощи. Здесь я хочу рассказать о навязчивостях: что это такое, какими методами психотерапии их лечат, можно ли их преодолеть и какие у Вас надежды на благоприятные перспективы. 

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), или синдром навязчивых состояний (это по старой терминологии), вынесено в международной классификации в отдельную рубрику «F42 - Обсессивно-компульсивное расстройство». Почти всегда это расстройство является неврозом, и современные исследования это убедительно доказывают. Я лично воспринимаю это расстройство как синдром, а не болезнь. То есть, это группа внешне похожих проявлений, но иногда разных по своему происхождению. Проще говоря, синдром навязчивых состояний встречается при невротических (связанных со стрессом), а значительно реже - при психических расстройствах. Такое же заключение позволяют сделать обобщенные данные современной литературы. Таким образом, это можно лечить, и лечить вполне успешно.

Случается так, что 
при первой встрече почти «с порога» в своем кабинете слышу: «доктор, у меня страхи, фобии и навязчивые мысли». Или прямо приносят готовый диагноз из интернета: «у меня ОКР». Обычно речь идет о крайне мучительных проявлениях, которые встречаются при обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) или тревожно-фобическом (ТФР). В случае ТФР часто есть сочетание с паническими атакамиВ этой статье я побольше освещу то, что касается обсессий и компульсий – синдрома навязчивых состояний. 

Навязчивости обычно становятся привычными в поведении, поскольку человеку приходится жить с ними и адаптироваться к наличию ритуалов и обсессий. 
Навязчивые действия (или ритуалы) называются компульсии. Они отнимают у человека много времени, ведь, например, ему приходится многократно перемывать руки при наличии мизофобии (страхе инфекционного загрязнения) или перепроверять различными способами многократно, все ли приборы дома выключены перед выходом. И это может продолжаться годами. Теряется время, «нервы» и зачастую, здоровье. Например, при навязчивом мытье рук, кожа на пальцах и ладонях становится опрелой, красной и шелушащейся. А что уж говорить о плохом сне, потере работы, личной жизни и многом другом? Человек очень страдает, понимает, что это невроз, но остановиться не в силах. Запретив себе ритуал – появляется новый. Обманывая их – появляются
более изощренные. 

Обсессии (навязчивые мысли) характеризуются появлением навязчивых сомнений, представлений, идей, страхов, мыслей и их комбинаций, которые довольно устойчивы и возвращаются при сопротивлении человека в попытках от них избавиться усилием воли или отвлечься. Такие навязчивости приходят, и, измучивши человека, утомив мозг - уходят и появляются через время вновь. Либо они появляются «вспышкой» с большим радикалом испуга. Человек понимает их болезненность, нерациональность и бессмысленность, страдает от них, и это отличает такую продукцию нашего мышления от бреда. Например, человек, увидев открытое окно, может мгновенно представить что он вдруг потеряет над собой контроль и выбросится из него, или увидев ножницы на столе, со страхом представит, что может кого-то или себя смертельно порезать. Это пример так называемых контрастных навязчивостей. Часто обсессии проявляются в виде тревожной тягостной «умственной жвачки», бессмысленного переосмысления, продумывания прошлой или будущей проблемы, что-то вроде навязчивого тягостного фантазирования. Вариантов очень много, психологический механизм един.
 

В чем же причины таких симптомов? 


Механизм, или если хотите, смысл навязчивостей, как впрочем, многих симптомов тревожных расстройств (фобий, панических атак) достаточно универса
лен. Это внутренний психоневрологический механизм для ослабления тревоги – разрядки нервной системы. Выполняя какое-либо действие, либо концентрируясь на какой-то мысли и страхе, связанном с ней – психика используя психологический защитный механизм – избавляется от скапливающегося напряжения, стресса. После каждого эпизода – «заряд» этого напряжения ослабевает на время. То есть, навязчивости «работают» по принципу «меньшего зла». Истинные же причины невротического напряжения кроются глубже, это давление на психику человека психологической проблемы, которую человек носит «под сердцем» уже давно, но научился о ней напрямую не переживать, в силу тупиковой ситуации, неумения преодолеть такую проблему. Случается так, что большая проблема угнездилась в человеке очень давно, и занимает фундаментальное место в его личности, характере. Но напряжение нужно было куда-то деть, и нервная система изобрела навязчивости и фобии.  

Из чего состоит терапия ОКР, синдрома навязчивых состояний?

Лекарствам здесь отдается второстепенное значение. Основа лечения - психотерапия. По крайней мере, в тех случаях, с которыми я в своей практике сталкиваюс
ь повсеместно. То есть, когда это невротический синдром, именно "обсессивно-компульсивное расстройство". А в тех редких случаях, когда синдром навязчивых состояний относится к психиатрической проблеме - лекарства важны, и обычно применяются параллельно с психотерапией. 

В современной психотерапии чаще здесь фигурируют когнитивно-поведенческие подходы, а вовсе не гипноз или психоанализ. Одним из основных методов при навязчивостях считается так называемая экспозиция с удержанием реакции, в разных ее индивидуальных модификациях. Вообще, в поведенческой психотерапии принято, что обсессии и компульсии – результат «неправильного научения» в психике. А превращаются они в рефлексы благодаря особой способности мозга автоматически запоминать (оперантное обусловливание). При стрессе фиксируется негативное, но, как ни парадоксально, во благо, поскольку навязчивости становятся способом "разрядки" за счет процесса возбуждения/истощения нервной системы.

Психотерапия экспозицией, если она проводится на фоне системной когнитивной терапии, позволяет добиться постепенного погашения этого рефлекса, он утрачивает свой смысл, свой психологический механизм, пациент перестает фиксироваться на нем, делается к нему безразличным и отвыкает. Параллельно происходит мобилизация ресурсов человека на более продуктивное, наполненное жизненным смыслом поведение, к чему человек тоже (вновь, или впервые) привыкает. Методики, связанные с экспозициями при навязчивостях, довольно трудоемкие, но весьма эффективные, ведь они воздействуют непосредственно на причину обсессии или компульсии. Также и при других тревожных расстройствах – когда есть фобии и панические атаки.

Любому человеку, страдающему подобным расстройством, необходимо понять, что на каком-то этапе преодоления своих страхов и навязчивостей, от них все равно придется последовательно отвыкать. Таково обсессивно-компульсивное расстройство. И делается это только в активном режиме, в режиме тренировки. Обычно этот этап в психотерапии начинается в середине лечения на фоне уже начавшейся когнитивной терапии и лекарственного лечения (если оно все-таки было применено в вашем случае).  

Еще немного терминов, но я постараюсь объяснить просто. Для такого тренинга десенсибилизации (преодоления в эксперименте) - применяется различные варианты метода экспозиции с удержанием реакции, а также парадоксальной интенции. Как это выглядит? Это установка на особую концентрацию внимания при наступлении очередного эпизода навязчивой мысли, страха или необходимости выполнения очередного ритуала. Смысл - прожить внутри себя дискомфорт или даже панику, «поддаться» ей, когда вы отказываетесь верить в ту катастрофу, которой пугает страх. Отказываетесь избегать страшных картин-представлений. Отказываетесь выполнить ритуал в очередной раз. Отказ выполнить ритуал повлечет за собой сильный психологический дискомфорт, но на нем нужно сконцентрироваться и дать ему возможность пройти самому (а это обязательно произойдет в течение обычно нескольких десятков минут или быстрее).  

Или, например когда человек находится на мосту, которого он катастрофически боялся и старался избежать, он выполняет упражнение по релаксации прямо во время этой «опасной» для него ситуации. То есть, мы руководствуемся рациональными мотивами, ведь ситуации, угрожающе прорисованные в подсознании человека, и заставляющие избегать этого - либо глобально преувеличенные («накрученные»), либо попросту ошибочные. Например, человек может заблуждаться, будучи уверенным в возможности заболеть СПИДом, предполагая, что это передается в грязных общественных местах, не учитывая то, что это практически невозможно. То есть при посещении общественных мест, он должен проводить внутренний диалог с собой и релаксацию, дать возможность пока еще автоматическому страху, «волне адреналина» – «пройти сквозь себя», до конца, пока не наступит релаксация. И только потом отвлечься на что-либо, продолжить путь. Так же и с ритуалами, отказавшись от мытья рук (но только градуировано, по оговорённой с психотерапевтом схеме «ранжирования» навязчивостей) после, например, рукопожатия, человек должен концентрировать внимание на дискомфорте после запрета себе идти в ванну мыть руки, прожить этот дискомфорт. Это неприятные, но эффективные процедуры, так как человек раз за разом убеждается, что «волна» дискомфорта всего лишь временная, и всякий раз побуждение выполнить ритуал слабеет.

Повторюсь, что методов отвыкания от навязчивостей (обсессий и компульсий), фобий и страхов – десенсибилизации при экспозиции – недостаточно, необходима проработка механизмов и причин, вызывающих нервное напряжение подсознательно, «из глубины». Здесь производится анализ истории человека с детства, взаимовлияние разных близких или просто значимых персон в жизни, наличие травм и стрессов. Мы выявляем стрессовые установки и последовательно переучиваем их на рациональное, полезное человеку поведение. То есть при психотерапевтической работе мы работаем на два направления – отучиваем человека от симптомов как от «привычек», условных рефлексов», и создаем условия ослабления нервного напряжения, изменяя его жизненные глубинные установки и стереотипы, влияющие на развитие тревожной личности. Бывает, что регулярные встречи с психотерапевтом у пациента с ОКР растягиваются на несколько месяцев, но все это время проходит плодотворно.  Это комплексная когнитивно-поведенческая терапия.

Проблема ОКР, фобий, страхов, панических атак и неврозов вообще - очень обширная, если по прочтении статьи появились вопросы или неясности, с удовольствием отвечу Вам на своем форуме. Самый главный мой посыл здесь: даже если такая проблема тяготит годами или десятилетиями, с ней можно совладать! Это показывают и мои собственные результаты, не говоря уже о результатах множества коллег, исследователей и практиков современной психотерапии. Большая половина пациентов показывает очень хорошие результаты, но и в остальных случаях – мы ориентируемся на излечение, просто приходится работать с большим пристрастием, чтобы достигнуть комфортного качества жизни.

В качестве дополнительной литературы, при затруднениях обратиться к психотерапевту за полноценной терапией, рекомендую ознакомиться с данной работой А.М. Бурно, посвященной методам лечения ОКР, возможно, это окажется полезным. Если есть вопросы или сомнения по поводу психотерапии, Вы всегда можете проконсультироваться очно, буду рад помочь! 

Статья оказалась полезной? Пожалуйста, поставьте лайк в своей соцсети!

Яндекс.Метрика